Свидетельский иммунитет
Управление образование Мариинского района Кемеровской области
Муниципальное образовательное учреждение «Средняя общеобразовательная школа № 3» г. Мариинск

Свидетельский иммунитет

(исследовательская работа).

Автор: Золотарева Юлия,обучающаяся 9 класса МОУ «СОШ №3» г. Мариинска

Адрес: 652150, г.Мариинск, ул. Пальчикова 1а-29

Руководитель: Золотарева Ирина Геннадьевна,заместитель директора по НР МОУ «СОШ №3» г.Мариинска.


Мариинск 2007

СОДЕРЖАНИЕ.

Введение………………………………………………………………………..3
1. Понятие «свидетельского иммунитета»………………………………..............…..4
2. Правовое обеспечение свидетельского иммунитета в российском законодательстве………………………………………………………………6
3.Особенности обеспечения свидетельского иммунитета в законодательстве ряда зарубежных стран………………………………………..…..…............……16
Заключение…………………………………………………………….....……..18
Список литературы…………………………………………………….....…20
Приложение ………………………………………………………………......…21

ВВЕДЕНИЕ.

Зачатки свидетельского иммунитета уходят истоками к началу зарождения уголовного судопроизводства как особой государственной деятельности. Его положения можно найти в таком памятнике, как "Русская Правда" в краткой ее редакции князя Ярослава. Встречается он и в Уставах уголовного судопроизводства 1864 г.

Свидетельский иммунитет можно определить как совокупность нормативно закрепленных правил, освобождающих некоторые категории свидетелей и потерпевших от предусмотренной законом обязанности давать показания по уголовному делу, а также освобождающих любого допрашиваемого от обязанности свидетельствовать против самого себя.

Таким образом, свидетельский иммунитет имеет два аспекта: определение в законе лиц, имеющих право не давать показания, и запрет допрашивать определенных лиц в качестве свидетелей.

В настоящей работе мы намереваемся подробнее остановиться на нормах уголовно-процессуального законодательства, регулирующих свидетельский иммунитет, и позволим себе высказать несколько предложений по совершенствованию правовой базы названного института.

1. ПОНЯТИЕ «СВИДЕТЕЛЬСКОГО ИММУНИТЕТА».

В последние десятилетие для российской юридической науки весьма актуальным является исследование института свидетельского иммунитета. Это обусловлено принятием Новой Конституции российской Федерации и реформированием процессуального законодательства.

Что следует понимать под институтом свидетельского иммунитета?

Слово иммунитет происходит от латинского immunitas, что значит освобождение, избавление от чего- либо. В феодальном праве Западной Европы под иммунитетом понималась совокупность прав и привилегий феодала по осуществлению в своих владениях некоторых государственных функций без вмешательства центральной власти. Позднее под иммунитетом стали понимать исключительное право не подчиняться некоторым общим законам, предоставляемое лицам, занимающим особое положение в государстве, и классифицировать его по особым отраслям права (например, в конституционном праве – иммунитет президентский, парламентский, судейский, в международном праве- иммунитет дипломатический, консульский). При этом иммунитет, как правило, отождествляется с привилегией отдельных категорий лиц на неприкосновенность и безответственность. Кроме того, понятие иммунитет стало применятся не только к специальному правовому статусу отдельных категорий лиц, но и к другим субъектам права, например, в международном праве сложились такие категории, как иммунитет государства, иммунитет военных кораблей.

В условиях построения правового государства, признания верховенства права над законом, а естественных прав над позитивными, понятие иммунитета все более отождествляясь с понятием неприкосновенности, стало использоваться еще в одном значении: не только как привилегия каждого в определенных условиях на неприкосновенность, но и как часть личной свободы.

Если рассматривать статью 51 Конституции России во взаимосвязи с рядом Федеральных кодексов и законов, скрепляющих специальный правовой статус для отдельных категорий лиц, то можно сделать вывод о сложной конструкции этого института, говорить о нескольких видах свидетельского иммунитета:

1. Общий свидетельский иммунитет. Он представляет собой право каждого (будь то свидетель, потерпевший, подозреваемый, обвиняемый или любое другое лицо) не свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом.

2. Специальный. Это свидетельский иммунитет отдельных категорий граждан, которые освобождены федеральными законами от обязанности давать свидетельские показания по определенному кругу вопросов. Специальный иммунитет распространяется только на лиц, имеющих процессуальный статус свидетеля.

2. ПРАВОВОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ СВИДЕТЕЛЬСКОГО ИММУНИТЕТА В РОССИЙСКОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ.

В настоящее время Уголовно-процессуальный кодекс приведен в соответствие со ст. 51 Конституции РФ. В частности, п. 4 ст. 56 УПК РФ устанавливает, что свидетель вправе отказаться свидетельствовать против самого себя, своего супруга (своей супруги) и других близких родственников. К сожалению, свидетельский иммунитет не представлен в качестве самостоятельного принципа в главе второй названного Кодекса.
Проблема вычленения свидетельского иммунитета как гарантии от самообвинения и изобличения близких родственников в качестве самостоятельного принципа уходит своими истоками к периоду глобальных преобразований в судебно-следственной системе европейских стран и России в первой половине XIX столетия. В частности, И. Фойницкий пренебрежение правилами такого иммунитета именовал "насаждением публичного начала процесса.

Д. Тальберг отказ от дачи показаний против себя и близких родственников считал именно принципом, "коренящимся в обычаях и законах народной жизни" Аналогичной точки зрения придерживался и И. Бентам

Да и УПК РФ 2001 года является надежной правовой базой для правил свидетельского иммунитета расширения. В частности, помимо понятия "близкие родственники" (ст. 5 ч. 4) он дает определение близких лиц (ст. 5 п. 3) и родственников (ст. 5, 37).

К близким лицам относятся иные, за исключением близких родственников, лица, состоящие в свойстве с потерпевшим, свидетелем, а также лица, жизнь, здоровье и благополучие которых дороги потерпевшему, свидетелю в силу сложившихся личных отношений.

Родственниками именуются все лица, за исключением близких родственников, состоящие в родстве.

Из самого содержания определения близких лиц можно заключить, что они иногда более дороги для свидетеля, нежели те лица, которые являются близкими "по крови". Изобличение близких людей может причинить свидетелю весьма сильные нравственные страдания, ибо такой поступок будет совершен против убеждений лица. Мы считаем, что свидетелю (как, впрочем, и иному допрашиваемому лицу) должно быть предоставлено право не свидетельствовать не только против близких родственников, но и близких лиц. В то же время следователю, дознавателю, прокурору, судье (суду) вполне допустимо предоставить право решения вопроса о том, является ли лицо, в отношении которого необходимо дать показания, настолько близким и дорогим для свидетеля, что последнему необходимо предоставить право отказаться от дачи показаний в этой части. Подобные сведения можно получить посредством допроса иных свидетелей. Без такого дифференцированного подхода свидетельский иммунитет может потерять всякий смысл.
Мы считаем также, что существует необходимость в определенном разграничении статуса лиц, имеющих право не давать показания, и лиц, чей допрос недопустим. Этих лиц необходимо разделить на две группы:
а) лица, которых по закону недопустимо допрашивать в качестве свидетелей;
б) лица, имеющие право не давать показания.

К первой группе следует отнести помимо указанных в ч. 3 ст. 56 УПК РФ лиц, а именно судьи, присяжного заседателя - об обстоятельствах уголовного дела, которые стали им известны в связи с участием в производстве по данному уголовному делу; защитника подозреваемого, обвиняемого - об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с участием по уголовному делу; адвоката - об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с оказанием юридической помощи; священнослужителя - об обстоятельствах, ставших ему известными из исповеди; члена Совета Федерации, депутата Государственной Думы без их согласия - об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с осуществлением ими своих полномочий, также журналиста - в части сведений об источнике информации, имеющей значение по делу; лицо, в отношении которого ставится вопрос о применении мер медицинского характера.

О том, что показания лиц, в отношении которых поставлен вопрос о применении к ним принудительных мер медицинского характера, не могут рассматриваться как источник доказательств по уголовному делу, говорится, в частности, в п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 26 апреля 1984 г. "О судебной практике по применению, изменению и отмене принудительных мер медицинского характера".

Как видно, в этот перечень включены, во-первых, лица, не могущие в принципе быть источником доказательственной информации ввиду неустранимых сомнений в ее достоверности, и, во-вторых, лица, которым обеспечивается нормальное выполнение своих функций.

А теперь перейдем ко второй группе - лицам, имеющим право не давать показания. К таким лицам могут быть отнесены: супруг и иные родственники обвиняемого, не желающие давать показания против него, а также любое лицо - в части сведений, изобличающих его самого в совершении преступления.

По российскому законодательству обвиняемый может быть поставлен в весьма "уязвимое" и невыгодное положение при выделении дела о преступной деятельности соучастников в отдельное производство.

Обвиняемый по общему делу автоматически становится свидетелем по-выделенному. Это может существенно ограничить его права, в том числе и связанные с "иммунитетом". Чего стоит то обстоятельство, что обвиняемый имеет право не давать показания вообще, а свидетель - только в части сведений, изобличающих его самого и близких родственников в совершении преступления.

Мы считаем, что следует согласиться с мнением С. Пантелеева, задолго до всех прогрессивных правовых преобразований утверждавшего, что "формальное разделение единого дела не может ставить привлеченных к ответственности или одного из них в иное процессуальное положение при их допросе по другому делу, кроме как в положение обвиняемого". Если предложить такой вариант, что обвиняемый дает показания относительно действий других лиц, то он выступает кем-то вроде "обвиняемого-свидетеля", что порождает некоторое несоответствие фактического и правового положения.

Круг лиц, обладающих свидетельским иммунитетом, нуждается, на наш взгляд, и в некотором расширении за счет включения в него законных представителей потерпевшего, обвиняемого, подозреваемого. Скорее всего, этим представителям придется занять обособленное место (их сложно отнести к одной из вышеназванных групп).

Участие в деле законных представителей не исключает возможности допроса этих лиц в качестве свидетелей. Если законными представителями являются родители, они имеют право не свидетельствовать против детей. Но с другими лицами, привлекаемыми к участию в деле в качестве законных представителей, дело обстоит сложнее - ведь наш закон не знает института отвода свидетелей или самоотвода по причине личной заинтересованности.

Законный представитель, как правило, - лицо, заинтересованное в исходе дела. Если пренебречь заинтересованностью законного представителя, оценить достоверность сообщаемых им сведений будет фактически невозможно. Да и о какой достоверности может идти речь, если при таком допросе нарушается право этого участника процесса по защите интересов представляемого лица? Такое доказательство вряд ли может претендовать даже на допустимость.

И еще один, пожалуй, наиболее сложный, аспект свидетельского иммунитета - его соотношение с государственной, военной, служебной или охраняемой законом тайной. Способны ли тайна следствия или закрытое судебное заседание уберечь сведения, составляющие эту тайну, от предания огласке?

Работы ученых-процессуалистов направлены на исследование и этой проблемы. Здесь неизбежно встает вопрос о возможности допроса лиц, располагающих по роду своей деятельности сведениями, разглашение которых может причинить существенный вред государственным или служебным интересам. Вряд ли следует считать достоинством ныне действующего уголовно-процессуального законодательства использование для достижения целей судопроизводства опасных для общественной нравственности и спокойствия источников доказательств; а к таковым неизбежно относятся показания, сопряженные с нарушением тайны, вверенной свидетелю по долгу службы.

Статья 49 ч. 5 УПК РФ устанавливает, что в случае, если защитник участвует в производстве по уголовному делу, в материалах которого содержатся сведения, составляющие государственную тайну, и не имеет соответствующего допуска к указанным сведениям, он обязан дать подписку об их неразглашении. Однако насколько такая мера эффективна, судить пока сложно.

Вместе с тем следует признать, что правовая культура отдельно взятого человека характеризуется не столько уровнем правовой культуры общества, сколько его (индивида) стремлением строить свое поведение в соответствии с предписаниями правовых норм. Кроме того, каждый гражданин должен уважительно относиться к праву, уважать чужие права и свободы, при этом добровольно исполняя свои обязанности. Следовательно, для того чтобы семейные, представительские, религиозные, профессиональные и иные ценностные отношения были защищены от неоправданной огласки и само их освещение не причинило никому нравственных страданий, они должны быть не только абстрактными составляющими свидетельского иммунитета, но и быть облаченными этим правом.

В то же время, на наш взгляд, законодательно закреплено два понятия свидетельского иммунитета - узкое и широкое.

При узком понимании свидетельского иммунитета его сущность заключается в закреплении за отдельными категориями лиц право не подчиняться общим требованиям закона, не выполнение которых влечет за собой привлечение к ответственности, в частности, предусмотренной статьей 308 УК России для свидетелей и потерпевших.

В тоже время в Конституции России, как уже отмечалось, говорится о праве каждого (а не только лиц, имеющих процессуальный статус свидетеля и потерпевшего) не свидетельствовать против себя самого и своих близких родственников. Данное обстоятельство, в частности, нашло отражение в УПК России, согласно которому указанное право имеет помимо свидетеля и потерпевшего другие лица, например, в соответствии со статьей 44 УПК России- гражданский истец, статьей 54 УПК России- гражданский ответчик. Статьи 46 и 47 УПК России предусматривают, что подозреваемый вправе отказаться от дачи объяснений и показаний, а обвиняемый вправе отказаться от дачи показаний. При этом, как следует из приложения 28, 38, 110 к УПК России, при задержании и допросе подозреваемого ему разъясняются, что в соответствии со статьей 51 Конституции России, но не обязан свидетельствовать против самого себя, своего супруга (своей супруги) и других близких родственников, круг которых определен статьей 5 этого Кодекса. Аналогичное требование ( применительно к допросу обвиняемого) отражено в приложении 94,95 и 111 к УПК России по отношению к лицам, чьи показания проверяются на месте,- в приложении 108, допрашиваемым при проведении очной ставки – в приложении 63, а опознающему – в приложениях 64- 68 к УПК России.

Из анализа статьи 51 Конституции России и изложенных положений УПК России можно сделать два вывода:
1. Понятие «свидетельский иммунитет» используется не только применительно к лицам, имеющим процессуальный статус свидетеля, но и по отношению к другим категориям лиц, в частности,- подозреваемым и обвиняемым.

2. Термин «иммунитет» в данном случае приобретает новый, более широкий смысл и выходит за рамки классического понимания иммунитета применительно к отдельным категориям лиц.

В юридической литературе высказывается мнение, что право отказаться от дачи показаний не должно принадлежать свидетелю, если обвиняемый, состоящий с ним в родстве или супружестве, умер во время предварительного следствия или после него, а следствие продолжается, а дело рассматривается судом в отношении соучастников умершего.

Однако, по нашему мнению, такое ограничение свидетельского иммунитета не основано на законе. Статья 51 Конституции России предоставляет право не свидетельствовать против своего супруга или близких родственников вне зависимости от того, живы они или нет.

Нельзя признать обоснованными и суждения о том, что свидетельский иммунитет должен распространяться только на тех свидетелей и потерпевших, в отношении которых возникли подозрения в причастности к расследуемому преступлению, а также их родственников. В этом случае, на наш взгляд, будет иметь место необоснованное ограничение свидетельского иммунитета.

Статьей 56 УПК России закреплено положение о том, что не подлежат допросу в качестве свидетелей без их согласия член Совета Федерации и депутат Государственной Думы об обстоятельствах, которые стали им известны в связи осуществлением ими своих полномочий, а статьей 69 ГПК России предусмотрено, что депутаты законодательных органов вправе отказаться от дачи свидетельских показаний в отношении сведений, ставших им известными в связи с исполнением депутатских полномочий.

Таким образом, депутаты Государственной Думы и члены Совета Федерации Федерального Собрания РФ могут правомерно отказаться от дачи соответствующих свидетельских показаний по уголовным и гражданским делам. В то же время, учитывая, что согласно статье 118 Конституции России, судебная власть осуществляется путем конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства, следует констатировать отсутствие у них специального свидетельского иммунитета при вызове для допроса в качестве свидетеля Конституционным Судом РФ либо при допросе по делу об административном правонарушении.

Иногда со ссылкой на статью 15 Федерального закона «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти Субъектов Российской Федерации», в которой определено, что депутат законодательного органа власти субъекта Федерации вправе отказаться от дачи свидетельских показаний по гражданскому или уголовному делу об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с осуществлением им своих полномочий, высказывается мнение о наличии специального свидетельского иммунитета и у данной категории депутатов.

Действительно, эти лица обладают специальным свидетельским иммунитетом по гражданским делам. Что же касается уголовных дел, то утверждение о наличии у указанных лиц специального свидетельского иммунитета весьма спорно.

Это обусловлено противоречиями между статьей 15 Федерального закона «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти Субъектов Российской Федерации», с одной стороны, и статьей 1 и 56 УПК России, с другой стороны. Статья 56 УПК России, перечисляя лиц, наделенных специальным свидетельским иммунитетом, не указывает в их числе депутатов законодательных (представительных) органов власти субъектов федерации, а статья 1 УПК России устанавливает, что порядок уголовного судопроизводства является обязательным для судов, органов прокуратуры, органов предварительного следствия и органов дознания, а также для иных участников судопроизводства, к каковым относятся свидетели. О специальном свидетельском иммунитете депутатов законодательных органов власти субъектов Федерации в статье 56 и других статьях УПК России ничего не говорится и, таким образом, согласно УПК России, они таким иммунитетом не обладают. Это подтверждается и статьей 5 УПК России, определяя свидетельский иммунитет как право лица не давать показания в случаях, предусмотренных лишь этим кодексом, а не какими-то другими законами.

Исходя из изложенного, на наш взгляд, депутаты законодательных органов субъектов федерации в настоящее время не обладают специальным свидетельским иммунитетом по уголовным делам.

Для устранения имеющейся коллизии в законодательстве представляется целесообразным либо внести изменения в ст. 15 Федерального Закона «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации», исключив право не свидетельствовать по уголовным делам, либо дополнить содержащийся в ст. 56 УПК России перечень лиц, обладающих специальным свидетельским иммунитетом, этой категорией депутатов.

Обращает на себя внимание и еще одна коллизия. В соответствии со статьей 24 Федерального конституционного закона «Об уполномоченном по правам человека в Российской Федерации» Уполномоченный вправе отказаться от дачи свидетельских показаний по гражданскому или уголовному делу об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с выполнением своих обязанностей. При этом, если в статье 69 ГПК России продублировано это право Уполномоченного по правам человека, то в УПК России ничего не говорится о специальном свидетельском иммунитете этого лица.

Таким образом, имеется противоречия между законодательными актами. Однако, исходя из иерархии законодательных актов и признавая приоритет федеральных конституционных законов перед федеральными законами, считаем, что в данном случае следует признать за Уполномоченным по правам человека в РФ право специального свидетельского иммунитета по уголовным делам и руководствоваться ст. 24 Федерального конституционного закона, а не ст.56 УПК России. В тоже время, для исключения каких-либо сомнений и приведения российского уголовно-процессуального законодательства в соответствии с конституционным, представляется необходимым дополнить ст. 56 УПК России положением о том, что не подлежит допросу в качестве свидетеля Уполномоченный по правам человека в РФ без его согласия об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с выполнением им своих обязанностей.

Специальным свидетельским иммунитетом также наделены лица, обладающие дипломатическим или консульским законодательством. Это нашло закрепление в ст.31 и 37 Венской конвенции о дипломатических сношениях1961 года, согласно которым дипломатический агент, а также члены семьи дипломатического агента, живущие вместе с ним, если они не являются гражданами государства пребывания, не обязаны давать показания в качестве свидетеля. Члены обслуживающего персонала, которые не являются гражданами государства пребывания или не проживают в нем постоянно, пользуются специальным свидетельским иммунитетом в отношении действий, совершенных ими при исполнении своих обязанностей.

Наличие такого свидетельского иммунитета не противоречит российскому УПК. В данном случае действует обще правило, закрепленное в ст.15.Конституции России продублированное в ст.1 УПК России, согласно которому нормы международного права и международные договоры РФ являются частью ее правовой системы.

К рассматриваемому виду свидетельского иммунитета в течении определенного периода относилось и право священнослужителя отказаться от дачи показаний об обстоятельствах, ставших ему известными из исповеди. Однако с принятием УПК России ситуация изменилась, так как ст.56 УПК России установила запрет на допрос в качестве свидетелей священнослужителя об обстоятельствах, ставших ему известными из исповеди.

Ст. 56 УПК России установлен запрет на допрос в качестве свидетелей адвоката, защитника подозреваемого или обвиняемого – об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием, или адвоката - об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с оказанием юридической помощи.

Ст.69 ГПК России закреплено, что не подлежит допросу в качестве свидетелей представители по гражданскому делу или защитники по уголовному делу, делу об административном правонарушении.

Ст.56 УПК России также устанавливает запрет на допрос в качестве свидетелей судьи, присяжного заседателя об обстоятельствах уголовного дела, которые стали им известные в связи с участием в производстве по данному уголовному делу.

Согласно ст.69 ГПК России не подлежат допросу в качестве свидетелей судьи, присяжные, народные или арбитражные заседатели по вопросам, возникающим в совещательной комнате с связи с обсуждением обстоятельств дела при вынесении решений суда или приговора.

3. ОСОБЕНОСТИ ОБЕСПЕЧЕНИЯ СВИДЕТЕЛЬСКОГО ИММУНИТЕТА В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ РЯДА ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАН.

Справедливости ради следует отметить, что правовые системы ряда стран: ФРГ, США, Италии, Англии и некоторых других - при определенных условиях допускают допрос обвиняемого в качестве свидетеля, однако лицо выступит в данном случае в качестве "главного свидетеля обвинения", т.е. участника преступления, который изобличает основных преступников с целью сохранения свободы для себя. Такой свидетель может претендовать даже на так называемые "гарантии неприкосновенности", т.е. полное освобождение от уголовной ответственности и особую защиту для себя и своих близких.

Законодательство ряда государств возлагает на граждан обязанность сохранения государственной или служебной тайны при любых обстоятельствах. От обязанности дать свидетельские показания освобождается также определенный круг лиц по вопросам, составляющим профессиональную тайну

К примеру, в Австрии могут не давать свидетельских показаний лица, профессионально работающие в изданиях периодической печати, по вопросам, составляющим редакционную тайну (§ 45 Закона о прессе Австрии, примечание к § 152 УПК). Отказаться от дачи показаний также можно в случаях, когда подвергается опасности дальнейшая нормальная деятельность лица при раскрытии им как свидетелем какой-либо тайны в области искусства, торговли или в банковском деле (§ 153 УПК Австрии).

По законодательству Англии, например, информация о клиенте, доверившем свою тайну, не предоставляется ни организациям, ни частным лицам. Только в исключительных случаях и только вышестоящий руководитель лица, которому была доверена эта тайна, имеет право ознакомиться с ней. В УПК Венгрии, Болгарии, Республики Куба и ряда других стран имеются аналогичные нормы в отношении соблюдения тайны.

В юридической литературе неоднократно высказывались соображения о необходимости введения в уголовно-процессуальное законодательство права свидетеля не разглашать сведения, составляющие государственную, служебную или профессиональную тайну. При этом указывалось, что лучше принести в жертву интересы раскрытия преступления ради сохранения неприкосновенности вверенной тайны и тем самым защитить личность.

Причем наличие свидетельского иммунитета в указанной области рассматривается в качестве необходимого атрибута нравственной и правовой культуры общества.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ.

Институт свидетельского иммунитета, являясь межотраслевым институтом права, регулирует не только случаи правомерного отказа от дачи свидетельских показаний, что позволяет допрашиваемому самому принять решение о возможности дачи показаний либо об отказе от дачи показаний, но и устанавливают гарантии свидетельского иммунитета, в том числе запрет в случае правомерного отказа от дачи показаний принуждать лицо давать свидетельские показания , а также включает нормы материального права, закрепляющие освобождение от ответственности в случае правомерного отказа от дачи показаний.

В настоящее время в различных исследованиях дискутируется вопрос о том, следует ли, как это имеет место в ряде стран, расширять границы свидетельского иммунитета, устанавливая его для носителей различного вида тайн, за разглашение которых предусмотрена ответственность, либо сохранность которых гарантируется получателем сведений, составляющих определенную тайну. По нашему мнению, необходимо ставить вопрос не о расширении института свидетельского иммунитета, а об особенностях допроса лиц по вопросам, составляющим охраняемую законом тайну.

В целом, сравнительный анализ приведенных положений правовых норм позволяет сделать следующие выводы:
1. Свидетельский иммунитет присущ не только всем отраслям процессуального права, уголовного прав, но и выступает как институт констуционного права, то есть является межотраслевым институтом права.

2. Свидетельский иммунитет включает в себя следующие правомочии:
-право каждого не свидетельствовать против самого себя;
-право каждого не свидетельствовать против своего(ей) супруга(ги);
-право каждого не свидетельствовать против своих близких родственников»
-право не свидетельствовать об обстоятельствах, связанных с исполнением профессиональных или служебных обязанностей.

3. Субъектами права на свидетельский иммунитет являются:
- каждый человек и гражданин - в отношении самого себя;
- супруг(а)- в отношении своего(ей) супруга(ги);
-близкие родственники - в отношении своих близких родственников;
-члены Совета Федерации, депутаты Государственной Думы, а в гражданском процессе – депутаты законодательных органов власти;
-Уполномоченный по правам человека в РФ - в отношении своей профессиональной или служебной деятельности.

4. Реализация права на свидетельский иммунитет должна обеспечиваться также через установление обязанности соответствующих должностных лиц разъяснять это право каждому при выполнении процессуальных действий. Если в уголовном процессе это право сейчас полностью корреспондирует такими обязанностями, то в производстве по делам об административных правонарушениях этой процедуры не предусмотрено, что требует соответственной унификации процессуальных норм.

5. В условиях все более широкого применения свидетельского иммунитета, что необходима унификация его объектного и субъектного состава, правомочий, условий и механизмов их реализации в различных областях процессуального права и законодательства. При этом следует исходить из верховенства права на неприкосновенность частной жизни, одной из конституционных гарантий которого и выступает свидетельский иммунитет.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ.

1.Громов Н.А. Уголовный процесс России.М.,1998. С.163
2.Плотников О.В. Консульские отношения и консульское право.М.,1998.С.221
3.Сильнова М.А.Вопросы обеспечения допустимости доказательств в уголовном процессе.М., 2001.С 70-71.
4. Ендольцева А. Некоторые проблемы института освобождения от уголовной ответственности// Уголовное право.2004.№4.С.29-30.
5.Лопатин В.Н. Федоров А.В. Свидетельский иммунитет// Государство и право.2004.№6.С.49-75.
6. Современный словарь иностранных слов.М.,1993.С.230
Школа №3

e-Mail: shkola3mariinsk@yandex.ru
О школе || Сотрудники || Методическая служба
 
Хостинг от uCoz